ПОЖИЗНЕННОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ НА ПОВОДКЕ? ЗА ЧТО?!

8 декабря 2011 - Администратор
article57.jpg

 КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

 КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ
В детстве, мечтая о собаке, я часто представляла себя гордо вышагивающей с собакой на поводке. Когда же собака у меня появилась, поводок мне не понадобился. Динара, годовалая сучка боксёра, подобранная мной на улице, ласковая и послушная, так боялась потеряться ещё раз, что и без привязи не отходила от меня ни на шаг. Она не представляла опасности ни для детей, ни для маленьких собак, ни для кошек. Ну зачем такую умницу водить на поводке? Так и получилось, что поводок в наших отношениях был чистой формальностью, покоясь во время прогулки где то в кармане - вопреки правилам содержания собак в городе.
Так же естественно сложились отношения с моей второй собакой, сукой ротвейлера по имени Бианка. Привязь не имеет ничего общего с привязанностью, решила я и щенок вырастал без поводка. Шли недели, потом и месяцы, а я всё оттягивала день, когда подчиняясь требованиям общественности, я буду вынуждена взять ребёнка под арест. Но и потом, когда Бианка подросла и люди стали её бояться, я пользовалась любой возможностью, чтоб спустить её с поводка. Ни разу она не подвела меня, была безупречно послушна, управляема в любой обстановке, поражая меня (и не только меня) адекватностью реакций на любые непредвиденные ситуации. Уже тогда я задумалась: не является ли её прекрасный характер именно следствием демократического воспитания без бесконечных ограничений и запретов?
Бианка стала основой моей стаи. Потом появилась Стэви (тоже ротвейлер), бернская овчарка Арлетта и американский кокер Верка. И, после смерти Бианки, ещё один ротвейлер- Фрэнк. С количеством собак прибывал и опыт. В основном позитивный. Как оказалось, заботиться о двух собаках и гулять с ними ничуть не труднее, чем с одной. Но гораздо интереснее. Позднее три, потом и четыре собаки (и более) без проблем уживались друг с другом и с людьми, давая мне огромное множество интересных и забавных наблюдений. Дома и на улице. Как выразилась моя подруга, имеем дома бесплатный цирк. Представления-сегодня и ежедневно. 

ЭКСПЕРИМЕНТ, ПОСТАВЛЕННЫЙ ЖИЗНЬЮ.
Вначале мы и не задумывались о том, что фактически ставим эксперимент. Просто жили своей собачьей жизнью: жизнью собак и собачников. Наблюдали за собаками, за тем как они выясняют отношения, ссорятся и мирятся, дружат и враждуют, хвастаются, обманывают, обмениваются информацией и любезностями, зовут на помощь, организуют интриги. И, конечно, мы с ними гуляли. Часто, подолгу, везде - и без поводка.
Наше место жительствa - Ижевск, крупный промышленный центр, большой оживлённый город с населением около 700 000 человек. Лежит среди прекрасной и относительно нетронутой природы. Поэтому мы, естественно, часто ходили на прогулки за городскую черту, совершая многокилометровые походы. Но, в отличие от многих собаководов, не избегали и шумных улиц. Мы и наши собаки одинаково хорошо чувствовали себя как среди леса, так и в городских джунглях. Конечно, мы не добрались до всех отдалённых микрорайонов, но большую часть города многократно прошли из конца в конец. Как иначе- без поводка.
Разговаривая с многими владельцами собак, я узнала о вещах для меня непонятных и незнакомых. О том, как собаки (животные с выдающимся ориентировочным инстинктом) умудряются потеряться менее чем в квартале от дома. Как убегают от собственных владельцев и поимка их растягивается на целые часы (будучи у меня на передержке те же самые собаки не проявляли никаких бродяжных наклонностей). Как собаки, имеющие дипломы по дрессировке наивысших степеней, не выполняют самых элементарных команд владельцев, оказавшись вне привязи. 
В свою очередь многие хозяева собак удивлялись, видя как мы гуляем по людным улицам с большой стаей собак, без малейших проблем управляя ей, и наиболее часто звучал вопрос: -Как вы с ними справляетесь?! 
На что я обычно отвечала: - Я с ними не справляюсь, я их воспитываю.
Это была не совсем правда. Размышляя над этим вопросом, я отдавала себе отчёт, что по-настоящему воспитывала только первых своих собак. Потом, когда сформировалась стая, необходимость в моём постоянном вмешательстве отпала: каждого нового члена воспитывала стая. Независимо от того, был ли новый член стаи щенком или подростком, мне уже не нужно было учить его останавливаться перед дорогой или держаться поближе ко мне в густой толпе. Он поступал так, как поступали остальные члены стаи. Если перед переходом дороги все собаки сгрудились около меня и никто при этом не выходил на презжую часть, то и трёхмесячный щенок копировал старших и делал то же самое. 
 На первый взгляд парадокс: чем больше у меня было собак, тем легче мне было с ними справляться. По-видимому, решающее значение оказало правильное воспитание моих первых собак- основы стаи. Сама по себе вседозволенность и отсутствие контроля не могли бы привести к беспроблемному поведению собак. Здесь был обратный процесс: беспроблемовое поведение хорошо воспитанных собак позволило предоставить им максимум свободы при минимуме контроля. 
Вот мы и подошли к сути эксперимента. Мы (я и мои друзья) создали стабильную, функционирующую стаю собак и предоставили им максимум свободы, какой только могли в условиях города предоставить. Не вмешиваясь без крайней необходимости, мы дали собакам возможность самим устанавливать отношения с иными собаками и с людьми, выбирать модель поведения в различных условиях самостоятельно, без принуждения или ограничения со стороны людей. И мы были удивлены, насколько легко и беспроблемово собаки выбрали максимально удобную модель поведения, удобную не только для себя, но и для нас. Проще говоря, собаки показали -насколько легко могут уживаться с людьми в городе при минимуме принуждения со стороны людей.

НАША СТАЯ
Наша стая складывалась из моих собак (их количество менялось от 4 до 6) и собак моих друзей, с которыми мы встречались практически ежедневно на протяжении нескольких лет. Большинство из моих друзей тоже имело несколько собак (обычно две) и, хотя они жили отдельно от нас, постоянный контакт даёт нам право считать их полноправными членами стаи. Численностью и авторитетом в стае преобладали ротвейлеры, порода отнюдь не лёгкая по характеру и снискавшая незаслуженно дурную славу. В стае было также несколько американских кокеров, бернских зенненхундов и две лайки. Кроме постоянного состава около 10-15 (в разное время) собак, в стае периодически появлялись «союзники» - собаки, хорошо знакомые членам стаи, но не гулявшие с нами постоянно, присоединявшиеся к прогулкам время от времени. Были это собаки самых различных пород: от карликового пинчера до немецкого дога; среднеазиатская овчарка, афган и т.д. В любом случае, тон задавали ротвейлеры и на протяжении долгих лет бесспорным лидером стаи был Фрэнк, кобель с очень твёрдым характером, типичная Альфа-собака. Первой собакой такого типа была основательница стаи- Бианка и могу с уверенностью сказать, что из тех десятков собак, которых я близко знала в течении долгих лет, больше никто не относился к типу Альфа. По всей видимости, сильно доминантный тип поведения встречается очень редко, даже среди таких сильных по характеру собак, как ротвейлеры.

СОЦИАЛИЗАЦИЯ.
 Основа безпроблемного поведения собаки в обществе (социуме) людей и иных собак- социализация. Попросту говоря, социализация - это способность понять иных членов сообщества, умение приспособиться к ним, занять между ними достойное место- это умение жить в сообществе. В отличие от волков, обществом которых на протяжении практически всей их жизни является стая (или, во всяком случае, сообщество представителей того же вида), собаки живут в гораздо более сложном социуме. Состоящем из минимум двух различных биологических видов: человека и собаки. Стая волков обычно не превышает десятка особей. Обычная городская псина ежедневно находится в прямом или косвенном (визуальном) контакте с многими знакомыми и незнакомыми людьми и собаками. Поэтому домашние собаки, утратив некоторые из природных инстинктов, приобрели взамен способность в совершенстве приспособиться к сложному и быстро меняющемуся миру людей. Волки теряют способность образовывать крепкие социальные связи с людьми в относительно раннем возрасте. Собаки сохраняют эту способность в течении всей жизни. Разумеется при условии, что были введены в общество людей (социализованы) в соответствующем возрасте. Щенок, выращеный в изоляции и не познавший человека до завершения критического периода (около 12 недель), также как и волк, теряет способность устанавливать доверительные крепкие отношения с людьми. Его можно будет приручить, но ручной волк никогда не будет собакой. 

 НЕДОВЕРЧИВОСТЬ - ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ СТРАХА.
Все мои ротвейлеры и многие из бернских зенненхундов имели дипломы по дрессировке - минимально старый добрый ОКД.  Как и многие другие собаководы, я начинала путь с учебником «Основы служебного собаководства». Были и другие книги, но их было мaло и, по сути, все они содержали одинаковые кинологические азы. Например незыблемый постулат: служебная собака должна быть недоверчивой к людям. Недоверчивой и всегда готовой защищать своего хозяина и его имущество от врагов. Не напоминает вам это идеологию сталинских времён, когда и люди в обществе воспитывались в недоверчивости и постоянной готовности к борьбе с врагами? Потенциальным врагом общества мог быть каждый и это правило механически переносилось в собаководство.
Времена шли, нравы менялись, но служебная собака по прежнему должна была быть недоверчивой к людям. Постоянно готовой кинуться на потенциального врага - реального или мнимого. Считалось нормой, если злобная собака могла броситься на бегущего к автобусу человека, на кричащих и размахивающих руками детей. Ведь её так учили: преследовать и задерживать бегущего, кричащего нарушителя. Специально растравливали, развивали злобу и недоверчивость. Потом, естественно, такая собака должна была находиться среди людей только на поводке и в наморднике. 
Шок пришёл позднее, когда стали меняться правила испытаний. Вместо преследования пассивно убегающего нарушителя, от собак стали требовать борьбы с фигурантом, который активно сопротивлялся и переходил в контратаку. Десятки собак, имеющих высокие степени дипломов ЗКС (защитно-караульной службы) позорно проваливались на испытаниях по новым правилам. Столкнувшись с активным сопротивлением и контратакой человека, собаки убегали с поджатым хвостом. Недоверчивые и злобные служебные собаки часто оказывались на проверку злобно-трусливыми. 

 СОБАКА НЕ БЫВАЕТ АГРЕССИВНА БЕЗ ПРИЧИНЫ,
Ни человек, ни любое животное в норме не проявляет агрессии, если на это нет причины. Агрессия всегда сочетается с нападением, с насилием - а для живого организма лучше агрессии избегать. Страх является одной из главных причин агрессии. И не только проявленный в крайней форме, когда зажатое в угол животное в панике атакует, не имея иной возможности уйти от опасности. При высокой степени агрессивности и небольшой степени страха собака атакует по принципу «лучший способ защиты-нападение». Если бы собака не предполагала угрозу со стороны объекта нападения, нападения бы просто не было.
Причиной большинства бытовых городских покусов бывает недорозумение между двумя биологическими видами: homo sapiens и kanis familiaris. С одной стороны люди по незнанию спровоцируют собаку на атаку, с другой стороны недостаток понимания поведения людей (читай недостаток социализации) приводит к превентивному нападению человека собакой.
Наш многолетний опыт свидетельствует, что мирное сосуществование людей и собак (даже таких крупных, жёстких и агрессивных, как ротвейлер) вполне возможно и далеко не так проблематично, как многие думают. Выход- во взаимной социализации. Люди, даже не интересующиеся собаками, могли бы получать хотя бы минимум сведений о поведении собак и правилах взаимоотношений с ними. Мне, как учителю биологии, непонятно, почему дети в обязательном порядке на уроках биологии учат строение плоских червей или особенности тканей растений, но не имеют элементарных познаний о животных, живущих рядом с нами. Этого просто нет в учебных программах, несмотря на то, что умение понимать домашних животных и ухаживать за ними имеет для нас непосредственное практическое значение.

ОНИ ВИДЯТ НАС НАСКВОЗЬ.
Собаки лишены речи. Зато, как компенсацию, природа им дала способностьи исключительно тонко чувствовать настроения и намерения не только своих сородичей, но и людей. Собаки по тонким изменениям мимики, интонаций, подсознательным движениям наших мышц, по неуловимым запахам тех или иных гормонов чувствуют наше настроение и могут точно предвидеть наши реакции. Правильно воспитанная (социализованная) собака отлично понимает разницу между нападающим хулиганом и бегущим к автобусу человеком. Способна безошибочно понять различие между весёлым народным гулянием и агрессивной толпой.
Пример 1. У нас регулярно отмечался народными гуляниями «День рождения города». Всё как водится: толпы людей на центральной площади, многочисленные палатки с едой и праздничный салют. Поскольку с нами была куча собак, мы встали на краю людского моря, вблизи палаток со съестным. Салют и сами по себе гуляния собак не интересовали, но вот обилие еды вызвало всеобщий энтузиазм. Берны вместе с кокером отправились промышлять в окрестностях шашлычной. Марк, младший ротвейлер, где-то выудил пакет, до половины полный объедков и улёгся потрошить его на ближайшем газоне. Фрэнк, наш вожак, устремился на промысел в лес людских ног. Толпа стояла тесно, но на уровне ног было достаточно места для крупной собаки и под ногами было очевидно достаточно упавших деликатесов. Фрэнк время от времени выныривал на «поляну» из человеческого леса-раз с пакетиком крекеров, раз с куском багеты, убедился, что мы никуда не ушли и, чавкая, снова шёл в поиск.
Разгорячённая масса людей радостным рёвом приветствовала залпы салюта. В такой тьме тесноте и давке собакам несомненно несколько раз должны были ступить на ногу, толкнуть или запнуться о них, но ни у одной из собак не проявилась реакция страха или агрессии. Собаки привыкли к людям и радостное возбуждение толпы не воспринимали как угрозу, просто прониклись атмосферой праздника и пользуясь моментом, тоже славили праздник живота между палатками. Домой шли довольные, с масляными сытыми глазами. На празднике разрешается всё. Интересно, что и люди абсолютно адекватно реагировали на собак-гладили, угощали. Как будто атмосфера гуляний сняла блоки между иными биологическими видами.
Пример 2. Однажды поздно вечером я пошла проводить подругу и с собой взяла только Фрэнка. Мы шли через дворы многоэтажек, причём Фрэнк , как обычно, рейдировал от подъезда к подъезду, контролируя бачки при мусоросборниках. Находился на расстоянии около 20 метров от нас и, на первый взгляд, совершенно не обращал на нас внимания. В одном из дворов случился небольшой инцидент. Я шла через двор по узкой тропинке, протоптанной в снегу. Навстречу мне шёл незнакомец. Когда мы поравнялись, мужчина внезапно схватил меня за куртку и притянул к себе- всё это молча, без единого слова. Произошло это так быстро и неожиданно, что я не успела издать ни звука, ни даже испугаться по настоящему. Может быть я бы и напугалась, но в ту же секунду возле нас возник Фрэнк, словно ниоткуда (ведь перед этим шарился в бачках у подъезда!). Тоже молча подскочил к нам и буквально оттолкнул незнакомца от меня. Не напал на него и даже не рычал, просто взгляд, направленный в глаза человека стал настолько пристальным и колючим, что мужик опустил руки и пошёл своей дорогой. Фрэнк опустил вздыбленную шерсть и тоже продолжал путь как ни в чём ни бывало. Во всём этом происшествии меня больше всего поразили две вещи. Первое-как он, занимаясь своими делами достаточно далеко, так быстро понял, что я нуждаюсь в помощи? Второе-насколько адекватным было его вмешательство, не более и не менее, чем было необходимо! Ещё и людям в стрессе и горячке далеко не всегда получается установить границы необходимой обороны.
Пример 3. Поздним вечером мы гуляли с толпой собак на пустых улицах окраины города. Навстречу нам шла женщина. Огромная бабища, высокая и широкая словно шкаф и совершенно пьяная. Собаки привыкли на улицах видеть всякое и прошли бы мимо, не обратив на неё никакого внимания, но тетка начала ругаться и попыталась пнуть идущую около неё собаку. Естественно, не попала (на обледенелом тротуаре трудно было просто удержаться на ногах, даже и трезвому человеку), но собаки начали заводиться и в свою очередь посылать тетку....лесом. Ситуация была комическая и, каюсь, мы умирали от смеха, вместо того, чтоб сразу же вмешаться. Но женщина собак не боялась (пьяному море по колено) и собаки явно не воспринимали ситуацию всерьёз. Скакали около ней и ругались, мимика их не выражала злобы или напряжения, скорее задор. Просто беззлобная стычка, игра, пикантное разнообразие обыденной прогулки. Разгорячившаяся баба размахивала руками и пиналась, тщетно стараясь поддеть собак сапогом. Вот здесь снова отличился Фрэнк. Подскочил ней сзади в тот момент, когда она занесла ногу для очередного пинка. Фактически стояла на одной ноге, с трудом удерживая равновесие. Подскочил и передними ногами сильно толкнул её в спину и в тот же момент опустил голову, схватился зубами за каблук той ноги, на которой она стояла и резко дёрнул на себя. Тётка как стояла, так и рухнула, растянувшись на льду во весь свой гвардейский рост. Тут уж мы собак быстро отозвали и ушли. Ни одна из целой стаи собак (5 ротвейлеров и 2 бернские овчарки, не считая кокеров) пьяницу не укусила, несмотря на беспорядочный шум и гвалт. И в этой ситуации собаки были способны различить, имеет ли место серъёзная ситуация или фарс.

УМЕНИЮ ОБЩАТЬСЯ ЗАОЧНО НЕ НАУЧИШЬСЯ.
Человек может изучать поведение собак в теории. Прочитав соответствующие статьи, снабжённые иллюстрациями, он приобретёт вполне приличные познания о способах выражения эмоций у собак и о их предположительных реакциях на ту или иную ситуацию. Собака может изучать нас, людей, только на практике, в тесном и непосредственном общении. Псы невероятно наблюдательны, но одних наблюдений недостаточно. Основная методика обучения чему угодно у животных-метод проб и ошибок. Делая ошибки, собака постепенно на собственном опыте познаёт правильный способ решения проблемы. В этом отношении человек часто ничуть не разумнее собаки. Мало кто учится на чужих ошибках. На чужих ошибках учиться приятнее (чужие шишки не болят), зато на своих-быстрее и доходчивее.

 СОБАКИ ТОЛЕРАНТНЫ И ДЕМОКРАТИЧНЫ.
Вы будете удивлены, насколько собаки пластичны и приспособливы во всём, что касается людей. Насколько они, в отличие от нас, толерантны к тем, кто выглядит иначе и ведёт себя иначе чем они. Эволюция в природе направлена на элиминацию (устранение) представителей вида, которые выглядят не так, как остальные-вспомните пресловутую белую ворону. Следствием этого прадавнего инстинкта-отвергать всех, иначе выглядящих, иначе себя ведущих, является ксенофобия у людей и у животных.
Собака, как вид, совершенно атипична: представители вида canis familiaris отличаются друг от друга, как ни один другой вид животных. Огромная разница размеров (вес от 1 до более чем 100кг, рост от 10 до 110см в холке), окрасов, длины и структуры шерсти, особенностей телосложения делает одних собак абсолютно непохожих на других. Тем не менее, собаки любых пород и размеров без проблем договорятся и поладят между собой, что часто нельзя сказать о людях. Достаточно вспомнить гонения по расовым, идейным признакам или даже из-за иного стиля одежды или прически.
Недостаточно социализированная собака тоже, по сути, ксенофоб. Достаточно вспомнить, как многие собаки реагируют на людей, сильно выделяющихся из толпы: пьяных, вопящих и раскачивающихся; или на неряшливо одетых и резко пахнущих асоциалов; на спортсменов, которые, опять -таки нетипично одетые, несутся рысью через толпу. Собаки, не имеющие достаточного опыта в общении с людьми, на таких людей реагируют со страхом и агрессией. Но при правильном воспитании перестают обращать внимание и на эти экстремумы среди людских типов. Короче, со временем собаки научатся воспринимать людей такими, какие они есть, со всеми их странностями.

Фрэнк вырастал в деревне и до семи месяцев не видел иных собак, кроме наших. Прибыв в город, был поражён разнообразием форм собачьего племени. Первое время бегал вблизи рассматривать каждую новую экзотическую для него собаку. Причём выражение его морды с округлившимися глазами ничем не отличалось от выражения лица какого-нибудь деревенского недотёпы, впервые попавшего на ярмарку. Точно также, с любопытством и удивлением разглядывал маленьких детей: в нашем коллективе детей не было и Фрэнк был потрясён, впервые увидев маленького человечка. Вскоре его реакции на незнакомые объекты нормализовались. Просто пёс понял, что собаки (и люди) могут быть очень разными и ничего тут не поделаешь. Его быстрой социализации помогла и реакция остальных членов стаи-взрослых опытных собак, и то, что его не ограничивали в возможностях исследовать всё новое и незнакомое. 

ЗАДАЧА ВОСПИТАТЕЛЯ: НЕ ИСПОРТИТЬ ХАРАКТЕР СОБАКИ.
Многие представляют себе психику щенка как чистый лист бумаги: что захотите, то там и нарисуете. В определённой мере это так, мы как боги, творим свою собаку по своему образу и подобию. Но не на чистом листе бумаги. Каждый щенок получает в наследство генетическую программу, отвечающую не только за его экстерьер, но и за поведение, и эту программу не можем изменить радикально, что бы мы не делали. Психику щенка лучше сравнить с непроявленной фотографией. Насколько качественное будет изображение-зависит от нас, но мы не можем никакими процессами вложить там то, что не обусловлено генами. Поэтому так важен выбор породы и, в рамках породы, выбор определённых линий, если мы хотим видеть в нашей собаке специфические свойства характера и наклонности к тому или иному виду обучения. Из колли никогда не получится жёсткий силовик, а с чау-чау вы не добьётесь выдающихся результатов в аджилити. Наследственный потенциал можно реализовать скажем, на 50%, на 75, 90 или даже на 100%, но нельзя его реализовать на 101%.
Задача воспитателя потом понятна: реализовать наследственную программу на 100%. К сожалению, подавляющему большинству владельцев не удаётся даже приблизиться к этой цифре. Причиной не являются только ошибки воспитания. Сама по себе ошибка ещё не приводит к непоправимым последствиям и даже может быть в определённой мере полезна (помните-на ошибках учатся). Ошибку можно исправить и процесс исправления приносит нам и нашему воспитуемому новый опыт, создаёт иммунитет на стресс и способность переносить неблагоприятные впечатления. Не всё в жизни бывает белое и пушистое.
Хуже всего недостаток опыта-и позитивного, и негативного. Неумеренное ограничение и запрет. Ограничивая и запрещая, мы лишаем собаку возможности узнать что-то новое и применить потом новый опыт, новые знания в обыденной жизни и в нестандартных ситуациях. Мы обедняем собаку, заключая её в вольер, сажая на поводок и делая её жизнь стандартной и однообразной. Постоянными запретами и ограничениями мы подавляем её инициативу-касается ли это её самостоятельных действий при решении жизненных ситуаций или коммуникации с людьми. Собака становится замкнутой, пассивной и неспособной самостоятельно размышлять-проще говоря, тупой. 

РОЖДЕННЫЕ СВОБОДНЫМИ.
 В стае волков (по сути это семья) царит мир и согласие. Молодое поколение с лаской и пониманием воспитывается в условиях минимума ограничений, причин для серьёзных конфликтов просто нет и нет жёстких рамок, ограничивающих поведение волчат. Щенок, попавший в общество людей, с раннего детства начинает ограничиваться в естественных проявлениях своего поведения. У нас, людей, сплошные «нельзя», особенно при содержании в квартире. Постоянные ограничения и запреты давят на психику щенка, вызывая перманентный стресс. Благодаря пластичности характера собаки приспосабливаются к нашим многочисленным требованиям и правилам, нередко совершенно неестественным её собачьей природе. Но даётся это нам (главное-им) нелегко. Понятно, совсем без правил и ограничений обойтись нельзя, но задумайтесь-действительно ли все наши правила и ограничения необходимы? Необходимо ли постоянно держать собаку в напряжении, не давая расслабиться даже за пределами квартиры, на прогулке? 

НЕВИДИМЫЕ СВЯЗИ.
 Стая-это коллектив, каждый член которого связан с другими членами невидимыми связями, более крепкими чем поводок. Находясь на прогулке и занимаясь на первый взгляд своими делами, каждая собака постоянно держит в поле зрения остальных членов стаи и всегда готова реагировать на смену настроения или поведения сородичей. Напоминают коммандо профессионалов на рейде: каждый знает, где его место и в чём его роль. По едва заметным изменениям позы или выражения лиц, по движениям глаз точно знают, что нужно делать. Никакого крика, повторения приказов или суматошных жестов. Время от времени, не сговариваясь, встречаются взглядом и быстро обмениваются информацией. Если обстановка спокойна, собаки расслабляются, расходятся «по делам». Если обстановка требует внимания, члены стаи подтягиваются поближе и чаще переглядываются.
Чем больше народу было на улице, тем ближе к нам держались наши собаки и тем меньше отвлекались на посторонние дела. Чутко реагировали на нашу интонацию. Могли совершенно игнорировать громкий раздражённый крик и моментально объявиться на встревоженный тихий зов. Мне сделали операцию-удалили аппендикс. Пару дней после операции я могла говорить только шёпотом-любое напряжение мышц отзывалось болью. Бианка, тогда ещё совсем молодая собака, мгновенно поняла, в каком состоянии я нахожусь и на прогулке не удалялась дальше нескольких шагов: отходила лишь на расстояние слышимости.

ДЕЛАЙ КАК Я.
Главное правило, действующее в стае, правило «делай как я». Младшие и подчинённые члены стаи ведут себя так, как ведут себя старшие и опытные. Если спокоен и дружелюбен вожак, соответственно ведут себя остальные. Если в вашей маленькой стае вожаком являетесь вы, будте уверены- ваша собака во многом полагается на вас и часто неосознанно копирует ваше пведение, ваши реакции. Если вы желаете, чтоб ваша собака усвоила определённую модель поведения, будте ей примером. Если вы- нервозный и непредсказуемый тип, склонный срывать своё раздражение на других, не надейтесь, что ваш пёс будет образцом спокойствия и самообладания. Обвиняя свою собаку во всех возможных грехах, посмотрите сперва на себя.
Поведение человека не всегда понятно собакам и поэтому легче и естественнее для них копировать поведение своих соплеменников. Ничто так не успокаивает собаку, как спокойное и уверенное поведение собрата по стае. Одна из моих знакомых имела очень злобного кобеля немецкой овчарки. Пёс жил во дворе и за пределы двора его выводили очень редко.Только на коротком поводке и в наморднике. Прогулка по улице была для подруги полной стресса, поскольку пёс был склонен бросаться на встречных. Как только кто-либо приближался к нам, подруга напрягалась и подтягивала пса поближе. Напряжение и нервозность хозяйки собака воспринимала как сигнал опасности, исходящей от встречного человека и овчар каждый раз яростно бросался на прохожего.

СВОБОДА НЕ РАВНЯЕТСЯ ВСЕДОЗВОЛЕННОСТИ.
Выше я уже упоминала о том, что именно хорошее воспитание и беспроблемное поведение наших собак позволили нам предоставить им свободу. Если бы собаки не были обучены хотя бы нескольким основным командам и не слушались безупречно, мы не могли бы их в условиях города спустить с поводка. Это было бы небезопасно как для окружающих, так и для самих собак. 
Совсем необязательно иметь дипломы с испытаний. Фрэнк, наш вожак и очень жёсткий «силовик» сдал испытания по ОКД в возрасте 6,5 лет. Кобель не был племенным и я не дрессировала его, вполне обходясь несколькими неформальными командами типа «иди сюда», «стой тут», «брось» и так далее. Главное, чтобы эти несколько необходимых команд собака выполняла немедленно и беспрекословно. В жизни с Фрэнком было также легко, как и с моим первым ротвейлером, Бианкой, которая имела дипломы первой степени по ОКД и ЗКС (и для разнообразия БЛ - если кто-то ещё помнит, что это такое). Когда Фрэнку было 6 лет, я взяла группу по дрессировке. Стало мне как то неудобно: учу людей дрессировать собак, а у самой пёс без диплома. Вот мы и сдали ОКД вместе с остальными членами группы без каких либо затруднений. 

СЛИШКОМ ТЕСНЫЕ РАМКИ ДОЗВОЛЕННОГО.
Ни люди, ни собаки не склонны нарушать правила, если эти правила просты, понятны и не ограничивают нас в наших основных потребностях. Когда мы в правилах не видим смысл, а только неоправданные ограничения, мы восстаём против них. И, если против нашей воли вынужденны подчиниться, испытываем сильный стресс, раздражение и желание правило нарушить. Это проявление одного из самых сильных инстинктов всего живого: инстинкт борьбы с ограничениями. 
Собака не является исключением. Вы наверняка раздражены и выстрессованы, если ваш шеф постоянно придирается к вам, пристаёт с бессмысленными требованиями, донимает непонятными запретами. Вы протестуете и пытаетесь отстаивать свои права, называя действия вашего шефа психической тиранией или модным словом «моббинг». Почему же потом вы ведёте себя в отношении вашей собаки как тиран и диктатор? Взвесьте ваши требования и запреты с точки зрения собаки-на самом деле необходимо требовать от ней безропотного выполнения всех этих ограничений?
Вернёмся к прогулкам. Собака весь день провела одна в пустой квартире и наконец-то вышла на улицу. Вместо того, чтоб дать ей возможность удовлетворить естественную потребность в движениях и информативный голод, владелец начинает дёргать за поводок. Понятное дело, не слишком приятно быть влекомым по улице энергичной псиной. Но поймите и собаку. Из 24часов чистого времени на прогулку вы выделите в лучшем случае1-2часа (средний городской житель ), а это очень мало для такого активного интеллигентного животного. Чинная прогулка при ваших ногах не способна дать собаке полноценную физическую и психическую нагрузку, вместо этого ещё более усугубляет её стресс. И ваш стресс, кстати, поскольку постоянное одёргивание усиливает и ваше раздражение. 

СОБАКА ИМЕЕТ ПРАВО НА СЛАБОСТЬ. НАСКОЛЬКО?
Собаки имеют свои вредные привычки и даже самая воспитанная собака не может порой удержаться, чтоб не подобрать кость при контейнере или вываляться в тухлятине. С точки зрения собаки всё нормально и естественно: почему бы она проходила мимо питательных и вкусных (по её мнению) продуктов или отказала себе в удовольствии испробовать эксклюзивные духи? Она не осознаёт, что может отравиться или что нам запах тухлятины противен (как ей противен аромат наших духов).
Много лет я напрасно воевала с собаками, пытаясь отучить их собирать отбросы. Мой страх был вполне обоснован, поскольку моя Бианка погибла именно от отравления крысиным ядом. Но никакие наказания, никакие изощрёные методики не помогли: собаки всё равно подбирали лакомые куски. Единственное, чего я добилась- подбирали отбросы тайком, причём делали это так рафинированно, что я почти никогда не могла поймать их с поличным. Возможно, имея одну собаку, уследить за ней было бы проще, но уследить за толпой собак просто нельзя. К тому же жадность их подстёгивается присутствием конкуренции: если не возьму я, возьмёт и съест она. Поскольку в условиях города «урожай» отбросов стабильный и богатый, мы не выдержали и сдались. Никаких нервов не хватит-скандалить из-за каждой корки или селёдочной шкурки.
Мы запаслись таблетками активированного угля и пошли на компромисс. В рамках эксперимента решили закрыть глаза на нелегальный промысел наших собак. Хотя бы частично. Например не запрещать собакам подобрать уроненную кем-то при магазине булку или сожрать положенные при контейнерах обрезки свиной кожи. Да мало ли каких деликатесов не найдёт собака на улицах. Решительно запрещали собакам съесть только явно подозрительные вещи, а также тухлятину и экскременты. В конце-концов, что мы теряем? С нашим позволением или без него, собаки и так регулярно потребляли уличные десерты.
Как мы и думали, конец света не наступил. Мы перестали нервничать и постоянно «дёргать» собак. Делали вид, что не видим браконьерство а они делали вид, что браконьерством не занимаются. В тех случаях, когда мы всё-таки запрещали собакам взять что-либо, на удивление слушались и отказывались от незаконной добычи. Впрочем, почему «на удивление»? Ведь и люди поступают подобным образом: если у них конфисковывают часть доходов, недовольно ворчат, но подчиняются. Но если отбирают всё - бунтуют и пытаются доходы затаить. 

НЕДОРАЗУМЕНИЯ И ИНЦИДЕНТЫ.
Где находится черта, та необходимость вмешаться? Собаки приспосабливаются к нашим правилам и выбирают модель поведения так, чтоб избегать конфликта с нами. Но если мы не обозначим границы допустимого, сами они установят границы иначе. Собака- предатор, иной биологический вид с иными нормами поведения. 
Мы не вмешивались в процесс прогулки до тех пор, пока действия собак не ставили под угрозу их самих или окружающих. Между собой-в пределах стаи, собаки, как правило, решали конфликты самостоятельно. Мелкие собаки (кокера) конфликтовали между собой гораздо чаще, но их конфликты были, по сути, безобидны: дело всегда закончилось криком, брызганьем слюны и, в крайнем случае, летающей шерстью.
Конфликты между крупными собаками случались гораздо реже. Но и последствия были более серьёзными-прокушенные уши, ноги, дырявые макушки. Начиналось всё нередко игрой, но случалось, что жестковатая игра переросла в стычку и дамы (как правило это были дамы) кончили с синяками и испорченной причёской. Вмешательство требовалось только в случае конфликта между Фрэнком и Марком, вторым моим кобелём -ротвейлером. По сути, проблема была в том, что Фрэнк невзлюбил Марка с самого начала и время от времени срывал на нём раздражение. Не случалось это часто, раз в несколько месяцев, но тогда следовало жестокое нападение без какой-то важной видимой причины и без нашего вмешательства Марк был бы сильно покалечен. Интересно, что против Резо- кобеля бернского зенненхунда, Фрэнк ничего не имел и ни разу на него не напал.
Более проблематичной была агрессия против чужих собак. Волки не выносят чужаков на своей территории и выгоняют их - а при возможности безжалостно убивают. Поэтому стая собак, обходя регулярные маршруты, имеет тенденцию быть агрессивна по отношению к незнакомым собакам. В отличие от волков, собаки без проблем принимали в стаю новичков. Достаточно было короткой ознакомительной процедуры и новая собака (или группа собак) присоединялась к нам на прогулке в качестве союзников. Примут или не примут новичка, в большой мере зависит и от его поведения, но ещё в большей-от реакции вожака и старшин стаи. Поэтому мы брали на себя роль вожака и старшин, определяя отношения со встречными собаками. 
Постепенно наши псы выработали свою схему отношений к незнакомымым собакам. Неприятелькую и сильно агрессивную реакцию показывали на бродячих собак без раздела пола и возраста. Если бы им позволили-бродячих собак бы без жалости убивали. Домашних собак, настроенных агрессивно, встречали также агрессией. Агрессией реагировал Фрэнк на чужих кобелей, проявляющих повышенный интерес к его сукам, и в том случае ему полную поддержку оказывала вся стая, включая женскую половину. Незадачливый ухажёр подвергался свирепому нападению и тут нам приходилось вмешиваться, иначе он не смог бы унести ноги: стая сомнёт собаку любого размера. Нападение не было немедленным: Фрэнк предупреждал чужака о своих намерениях фиксированным пристальным взглядом. Но проблема была в том, что чужак, которому вскружили голову наши дамы, попросту не обращал внимания на колючее выражение Фрэнковых глаз, и тот переходил от угроз прямо к делу.
Если чужак вёл себя корректно и достойно, собаки расходились после взаимной демонстрации сил с миром. Собаки, показавшие сильно выраженный страх, рисковали спровоцировать нападение. Видимо, паническая реакция противника вызывала инстинкт преследования у остальных собак. 
В любом случае, стая по сравнению с отдельными индивидами более агрессивна и если её агрессивность не тормозить, имеет тенденцию усиливаться. Проще говоря, псы входят во вкус и ведут себя как банда подростков, наглея от безнаказанности и провоцируя конфликты. Поскольку, начав военные действия, собаки капитуляцию не принимают, мы старались вмешаться ещё перед началом конфликта, просто не пуская их к воинственно настроенным незнакомцам или к собакам, могущим стать жертвой войны. Не всегда всё пробегало гладко, ситуацию невозможно предвидеть на 100%, особенно если владельцы встречных собак тоже не ведут себя рационально. Но такова жизнь, конфликты случаются и на ошибках учатся все. И люди, и собаки.
Кстати, а как же люди? Встречные собаки и кошки тоже важны, это понятно, но многих более всего занимало бы отношение к людям. В отношении людей собаки показали себя с самой лучшей стороны. Я бы сказала-с лучшей, нежели люди. Со стороны собак за все эти долгие годы мы не отметили ни одного (!) случая, когда бы наши собаки спровоцировали конфликт, тогда как со стороны людей провокаций-а то намеренных и ненамеренных было более чем достаточно.

УБЕРИТЕ СОБАК!
За все годы прогулок свободной стаи по городу случился один-единственный покус, причём по причине недоразумения между собакой и человеком, и в котором не было вины ни с той, ни с другой стороны. Дело было так. Одним ясным зимним днём мы шли задворками небольшого рынка, стараясь обойти переполненную людьми остановку автобусов. В это же время между палатками рынка к остановке торопился некий гражданин. Видимо, действительно торопился или был чем-то очень озабочен-иначе нельзя объяснить, как можно среди бела дня не заметить на белом снегу большую чёрную собаку.
Тем не менее, гражданин собаку (этой собакой оказался Фрэнк) не заметил и с размаху врезался в неё, упав всем своим весом на спину ничего не подозревающего пса. Фрэнк чисто рефлекторно схватил гражданина за ту часть тела, которая оказалась ближе всего к зубам-за ногу. Потом, поняв, что произошло, пустил укушенного. Пса тоже можно понять. Спокойно идёт, расслабившись и занимаясь своими делами (обнюхиванием углов) и вдруг совершенно неожиданно на него вылетает чужой мужик, больно бьёт под дых чемоданом, а потом падает на него всем телом и придавливает к земле. Ну не испугались бы вы в этой ситуации? Не сделали бы непроизвольный жест защиты? К чести Фрэнка нужно сказать, что он мгновенно разобрался в обстановке и кроме этого единственного покуса, завершившегося обычным синяком, гражданин остался цел и невредим. Собаки к нему претензий не имели, да и он по выяснении недоразумения претензий к нам не имел тоже.
Полтора десятка наших собак, ежедневно гуляя по людным улицам, дали нам многочисленные примеры выдержанных, абсолютно адекватных реакций на самые разные нестандартные ситуации. Продемонстрировали огромную толерантность в отношении людей, многие из которых были далеки от толерантности и часто неадекватны в своих реакциях. Начать с того, что люди очень часто провоцируют собак непреднамеренно, по незнанию. Наиболее типичный пример, знакомый каждому собаководу, когда человек, приближаясь к собакам на пустой улице, останавливается и кричит издалека (отнюдь не доброжелательным тоном) - «Уберите собак!»

ЛЮДИ, БУДЬТЕ ЛЮДЬМИ!
Наши собаки очень быстро научились игнорировать неадекватное поведение людей и, несмотря на негативный опыт, остались к людям в целом дружелюбны. А негативного опыта было более чем достаточно. Не имею в виду занятия дрессировкой в силовых дисциплинах. Большинство наших собак были не понаслышке знакомы с фигурантом и многие из них имели дипломы в защитных дисциплинах. Речь идёт о повседневном негативном опыте, когда на нас выплёскивали волну агрессивных слов, собак пытались пнуть, замахивались палками и бросали в нас куски кирпича. К счастью, ни разу не дошло к серьёзному инциденту, насколько желающих сразиться с целой стаей всё-таки не нашлось, но мне известны несколько случаев, когда собаки (и их владельцы) подвергались жестоким нападениям и дело кончилось трагедией. Не все имели за собой опору в виде стаи.
Печальнее всего, что конфликты случались не только между враждующими лагерями собаководов и «несобачников». Не так уж редко приходилось встречать неадекватных представителей в собственных рядах. Типичный пример неадекватного поведения, когда закомплексованный владелец пытается лечить свои комплексы при помощи крупного агрессивного пса. Один из многих случаев: вечер, тёмная пустая аллея и по этой аллее навстречу нам идёт ветхий дедок со здоровенным кавказцем на длинном поводке. Дедок с собакой явно не справляется, но не делает из этого проблемы. Намордника на собаке нет и собака волочит за собой дедулю с такой же лёгкостью, с какой волочила бы жестянку от консервов. Дедуля совершенно не торопится хоть как-то приструнить пса или хотя бы издали предупредить нас, что собака агрессивна. Собака в самом деле была агрессивна, потому что подойдя к нам ближе, без какой-то причины с ходу атаковала Фрэнка, которому тогда едва исполнилось семь месяцев.
Нас спасло то, что Фрэнк не испугался и при первой атаке устоял на ногах. Потом на помощь ему пришли все мы: я и мои две суки (две с половиной, если считать и кокера).Кавказец видимо не привык встречаться с отпором и на миг оторопел. Нас было больше и настроены мы были решительно, поэтому агрессор замялся. Дедок, поняв что лёгкой победы не получится, пришёл в себя и быстренько обмотал длинный поводок вокруг ствола ближайшей берёзы. А я вспомнила, что мы уже встречались разок с этим кавказцем -несколько месяцев назад. Тогда с ним был другой владелец (видимо дедулин сын), но не менее арогантный и агрессивный. И тогда кавказец напал на собаку моего приятеля, причём хозяин агрессора и не подумал вмешаться. Но когда щуплый на первый взгляд боксёрчик уверенно перешёл в контратаку, мужик немедленно опомнился и побежал разнимать собак. А то таким способом, что пинками обрушился на нашего пса, вся вина которого была в том, что оказался не робкого десятка и умел защищаться.
Не менее неприятны встречи с владельцами мелких невоспитанных собачонок, как правило столь же агрессивными и истеричными, как их питомцы. Попробуйте удержать двух раздражённых псов, каждый из которых весит столько, сколько вы, когда вокруг вас мечется яростно брызжущая слюной шавка и пытается хватать этих псов за пятки. А бабка (почему-то в основном владельцами таких собак были женщины в годах) вместо того, чтоб отозвать свою собаку, не менее яростно визжит на вас в отнюдь не дипломатичных выражениях. Всё равно, имеют ли ваши псы поводки и намордники, неважно, что именно её Пуся начала конфликт, бабка чувствует себя ущемлённой в правах и выливает на вас ушаты словесной грязи.
Собакам свойственно время от времени затевать конфликты, но на то мы, люди, их хозяева, стоим при них, чтобы эти конфликты гасить с наименьшими потерями. К сожалению на практике случается, что пустяковый конфликт собак перерастает в нешуточный конфликт хозяев. В любом случае, сосуществование собак и людей имеет проблемы не по вине собак, а по вине людей. И не только по вине собаководов, часть из которых не даёт себе труда воспитывать собак или сознательно делает из них неуправляемых предаторов. Но и по вине обычных людей, которым не хватает элементарных знаний о поведении собак и которые не желают о них ничего знать. И обоим категориям не хватает терпимости, толерантности друг к другу. Этой терпимости мы бы могли научиться от собак-если отбросим свою гордость. 
 

 

 

 



 

 



 

 

 

 

 

 

 

Похожие статьи:

1. Переводы с собачьего или этология собаки в картинкахОт Автора

3. Наши героиЛИНДА И ПРИСЛИ РАЗГУЛЯЙ-КАКАШКИНЫ

3. Наши героиДИНА ПАМПУШКИНА

3. Наши героиХИЛЮША И ИНГА ПРИШИБЯКИНЫ

У нас проблемаОбсудим проблемные ситуации

Комментарии (3)
КыСя03 # 21 декабря 2011 в 22:09 +2
Да,приятно было читать.
как-будто БЕСЕДОВАЛА с умным человеком.
Спасибо!
0 # 20 февраля 2012 в 22:21 0
И мне тоже статья очень интересна! СпасибО!
люда # 29 февраля 2012 в 14:13 0
интересненько,хотя автор где то и сама нарушила выгул собак...и это видно
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев